Выберите ваш город

Тип Заведения

Кухня

Место для

Особенности

Предложение

Метро

Развлечения

Расширенный поиск
Сбросить

Интервью с Натой Османлы

Ресторан «Trattoria L’Oliva»

13 января, 2016

Идущая...

Не просто писать о писателе, скажу я вам. Вот такой каламбурчик. Читая посты Нателлы Османлы, я бы сказала, стремительно идущей вперед азербайджанской писательницы, наблюдая ее общение в фейсбучном пространстве с людьми менее движущимися, и от этого часто агрессивными в своем невежестве, думала, встречу такую себе саламандру умную и скептичную. А пришла милая дамочка в тельняшечке (любимая вещь, подарок от друзей). Не простая, стойкая, со стержнем если и не стальным, то уж точно из какого-то новомодного сплава, которому и имени то нет. И если бы Ната не занималась профессионально пиаром, Бог его знает, что бы вышло с нашего общения. Мыслит она неординарно, слова и образы льются, звуки и цифры видит в цвете (синестет потому что с детства), но стезя блогерства и пиара сделала ее более гибкой, не проще, но ближе к обычным людям. 

Встретились мы в теплом, так и хочется провести ассоциацию с церковью и сказать - намоленном месте – итальянском ресторане Тrattoria L'Oliva. Не судите строго за ассоциацию, ведь ресторан с хорошей долгой историей, его знают и любят. Сколько здесь прекрасных встреч было проведено, сколько вкусностей приготовлено. А сколько еще будет!!! Поменялась команда, и было время тишины. Но нынче здесь новый менеджер с большим опытом и знаниями Самир Алиев и все преобразилось. Спецы иногда говорят, - молитесь, что бы при реструктуризации не умерло главное - душа заведения. Это, знаете ли, как у человека: лицо может быть красивым, а привлекает все равно - душа. Здесь она, как в добром уютном доме. Благодаря месту, в том числе и пообщались тепло, с душой!

Нас угощали: вначале принесли Салмон салат из нового меню. Салат выглядит замечательно... Божественно! Очень вкусное сочетание белой фасоли и салмона, как как отметила Ната Османлы. Потом – ризотто с белыми грибами и пармезаном. А уж на десерт – знаменитый торт «Опера». Особенность этого торта в том,  что сразу и не поймешь, из чего он сделан. Сочетание нежного миндального бисквита кофейного крема и шоколадного ганаша, создают неповторимый вкус!

О творческих заслугах: Первая публикация - сборник «Женским взглядом» (издательство «ЭльфИПР») Москва, 2004 г. Произведения писательницы вошли в каталог лучшей прозы на русском языке за 2010 год, выпущенного в Москве фондом СЭИП при поддержке федерального агентства по печати РФ. 

Особую популярность получила книга «Лоллипоп» - психоделическая трилогия, выпущенная издательским домом «Али и Нино». 

Ну и как вишенка на тортике – «Я - дрянь!». Произведение попало в шорт-лист Национальной книжной премии и дало название сборнику, вышедшему в сентябре 2015 года.

Отправная точка

- Любой путь начинается с отправной точки. Для одних - это профессия, для других - другой человек, для третьих - провидение! Расскажи о своем пути.

-  По образованию я филолог-лингвист. А это, как ты знаешь, прямая дорожка в журналистику. Изначально я вообще попала в «нефтянку», как и многие в Баку, кто имеет две-три извилины )).  Работала на административной должности, была помощницей одного из ведущих руководителей местного представительства БиПи. Представляешь, я тогда делала финансовые отчеты, закупки... Не удивляйся, в школе я легко выигрывала математические Олимпиады... Это уже потом я попала в маркетинг. Как это произошло? 

Экс-супруг работал в банковской сфере, а я принимала участие во всех его делах и конечно же пропиталась маркетингом насквозь. И наверное логично, что приглашение на работу в коммерческий отдел серьезной структуры закончилось для меня созданием маркетингового отдела, которого там не было. Мечтала вернуться в финансы-закупки – не отпустили. Потом еще одна компания, и опять маркетинг. Не смогла соскочить. Это были 2008-2009 годы. Я уже давно писала.

- С какого времени ты пишешь?

- Я писала со школы. А публиковаться начала с 2004 года. Я тогда жила в Китае. Именно там по интернету я познакомилась с московскими маститыми писателями, которые периодически давали мне по шапке. Мне было всего двадцать лет, но, к счастью, ко мне начали относиться достаточно серьезно. В Баку ведь было сплошное восхищение моей писаниной. Если бы я не вырвалась тогда из этой тусовки, то не смогла бы расти, идти дальше. Это ведь так удобно думать, что у тебя все хорошо. 

- За что давали то по башке?

- За неряшливое отношение к выбранным метафорам, за штампы, которые, нет-нет,  да и проскользнут. Это сейчас принято считать, что мой язык якобы метафоричен, самобытен. Прививали все то, что делает писателя узнаваемым. К примеру, я могла иногда просто не проверить какие-то факты исторические или другую информацию. А это обязательная профессиональная чистоплотность. Сейчас проверяю даже три строчки. Я подниму все источники.

- Откуда у тебя это? Писательство, откуда?

- Понятия не имею. В семье никто не писал. Но однажды была такая смешная ситуация с папой. Он был  мужчина видный, сильный, закончил химфак, и на то время работал начальником экспортного отдела  в винодельческой промышленности. Мне же было лет тринадцать, и я ретиво стала бить копытом: «Хочу стать актрисой и все!». На что папа, который был абсолютно не типичный кавказский мужчина, а демократичный и прогрессивный, отрезал: «Никогда, только через мой труп». Мы ругались около часа. В конце концов, он ударил кулаком по столу и сказал:«Надо же  - яблоко от яблони...». Расколола... Оказалось, что мой папа два года учился в питерском театральном, но, не выдержав внутренних интриг, через два года ушел оттуда. Творческая жилка в семье таки имелась.))

Папа любил Шукшина и подсовывал мне в детстве «Калину красную». Я упиралась... Эта вещь произвела на меня грандиозное впечатление значительно позже, когда отца уже не было с нами.

- Ната, а в детстве-то как жилось? Ты одна в семье?

-  Я одна в семье, любимый, но не ранний ребенок. Мама родила уже после тридцати. Меня, бесспорно, любили, но друг друга они, как мне казалось, все же любили больше. У родителей были очень гармоничные отношения, и я долго была уверена, что так живут все супруги. Они были настоящей парой, но шли к этому долго. Еще до женитьбы были и страдания, и слияния, и расставания. Но потом получилось что-то крепкое и монолитное. Помню, как папа просил маму надевать красный красивый сарафан без жакета. Он обожал, когда она надевала декольте, оголяла свои красивые покатые плечи, шикарные, прямо, как у Элен Курагиной из «Война и мир» Толстого. 

Меня «завели» не сразу, жили для себя. Я была не долгожданным, а ожидаемым ребенком. Даже когда появилась я, они наслаждались жизнью: большие компании, так называемые «тусовки», рестораны.

- А ты с кем была в это время?

- Вместе с родителями!))) Они всегда таскали меня с собой. Я медленно превращалась в тусовщицу, с самого детства. Вот представь - сидит минимум человек двадцать, играет музыка, а вместе со всеми  - тусит трехлетний карапуз. Ребенку давно пора спать. Ребенок сидит злой и обдумывает очередную шалость, даже пакость - я наловчилась подсыпать им соль в чай.)

Прекрасное детство... А в подростковом возрасте развалился Союз, и всем стало тяжело. Папа потерял должность, крутился, вертелся. Мама не работала и занималась домом. Хотела защититься (она биохимик), но в тот период научная деятельность смысла не имела. 

Я помню 90-е. Стало значительно меньше денег, чувствовалась опасность, поменялось ценности. Некоторое время жили в Москве. Я все себе нарисовала наперед: поеду учиться в Англию, потом поступлю в Щепкинское или Щукинское училище. Я была немного оторванной от действительности, экзальтированной тургеневской барышней. 

Когда папы не стало, мы с мамой возвратились в Баку, мама растерялась. Она ведь была оберегаема и очень любима. 

Постепенно все наладилось. Сегодня часто ловлю себя на мысли, что в нашей семье мою роль играет мой сын, мама – это мама, а я, как папа, зарабатываю деньги, решаю вопросы.

- Ты сейчас одна?

- Да, я уже 4 года, как не замужем. Мы были вместе пять лет, но муж серьезно ушел в религию и изменился. Два с половиной года я пыталась смириться с его решением, подстроиться, понять. И поняла, в итоге, что это его путь и его выбор. Но не мой. 

Мы оба осознали, что выросли и дороги у нас стали разные. Причем, все происходило так медленно, что страданий при расставании не было. Сейчас у нас ровные приятельские отношения. Пока жили вместе, писала для него, как пишут для детей. Трилогия «Лоллипоп» родилась при нем. Он, безусловно, сыграл роль музы.

- А что же дальше-то после развода? Ты же эмоциональная...

- Для меня самой большой школой стали отношения после брака. Появился другой человек, и возникли метаморфозы. Это были очень сильные разрушительные чувства, как болезнь. Рефреном - он, он, он. Два года где-то это длилось. И за эти два года я не написала ни строчки! Писала стратегии, проекты и все... Выжженная земля. Никакой литературы.

Мы расстались. И уже через два дня после разрыва я села и написала рассказ «Соломон, почему ты не вернулся?». В прошлом месяце с этим произведением я стала дипломантом конкурса Литературного института имени Горького. 

После «Соломона» появился еще один рассказ, потом еще один, а потом вышла книжка «Я дрянь».  Говорят, бестселлер! 

Сильная эмоциональная зависимость от человека - это недуг. 

Сейчас я радуюсь каждому дню, наслаждаюсь, чувствую себя насколько сильной. Вот... оторвалась от трамплина, отпружинилась и даже сальто сделала.  

- Ты стремишься к полной свободе, независимости?

-  Со мной, вообще, начали происходить трансформации, не совсем даже и понятные. Вот, к примеру, я курила с 16 лет. Мне все говорили - бросай курить. Но как бросить, если мне нравился сам процесс. Декаданс... Представляла себя Лилей Брик – «рыжей бестией, балансировавшей на грани добра и зла», как ее называли тогда. Стильно, круто. В прошлом году, в феврале, я вдруг поняла, что не хочу вытаскивать сигареты из сумки, в другой раз я не пошла со всеми в курилку, а  потом как-то, впервые в жизни, мне стало не вкусно их курить. Я пробовала разные, самые любимые и самые дорогие – вкус пропал! Теперь не курю.

Параллельно с этим, с детства была жуткиммм шоко-голиком, шоколад обожала просто. Меня можно было подкупить шоколадом. Если дома не было плитки молочного – значит, чай пить не с чем. Как-то само собой получилось, отказалась и от шоколада. Но полюбила творог, который ненавидела всю жизнь. 

Вместе с этим исчезли ограничения, страхи. Я, к примеру, побаивалась лошадей. Моя подруга летом училась кататься, я пошла с ней и, вдруг, поняла, что могу погладить лошадку. Еще я боялась плавать, в детстве  чуть не утонула. Меня никто не мог научить, а совсем недавно начала держаться на воде. 

Для меня важна внутренняя  свобода. Настоящая! Это путь к полету без границ. 

- Ната, как тебе нынешний Баку?

- Я люблю Баку за то, что он стал более европейским, динамичным. Исчезло тепло домашнее, любовь к застольям, то, что было раньше мило моим родителям. Здесь сейчас меньше собираются в гостях, но мне это, наоборот, нравится.

- Какая ты сейчас?

- Отзывчивая, но отстраненная. На эту холодность обычно и жалуются мужчины, пытающиеся ухаживать, друзья, подруги. Я не ласкова. Не люблю обниматься, сюсюкать, петь дифирамбы и делать комплименты. Но у меня, наверное, хочется думать, положительная энергетика. 

Знаешь, вот сейчас  мне жить вкусно. Проблем дофига, зарабатывать надо, жить надо, никаких тылов. А мне  - вкусно!

- Я читала, ты пишешь под музыку?

- Если ты не слушаешь постоянно музыку - спишь, ментально, психологически, как личность. 

Пусть это будет что-то глупое, пусть попса вперемешку с классикой и джазом, пусть что угодно, но музыка в наушниках. У меня, к примеру, есть плейлист, который называется – «Спорт», а под London Bridge Fergie делаю кардио.

У сына музыкальные вкусы только формируются. Хотя, с младенчества, он очень любит "Corcovado" Жобима, но и Тимоти слушает). Пусть!

- Чем ты сейчас увлечена?

- Проектом #РureImpression‬. Что это? Это восприятие здесь - сейчас и мгновенная (хотя, это как с Wi-Fi получится) передача эмоций через интернет. Я не одна. Под моим началом будет писать небольшой коллектив блогеров. Любительское видео, фото, статьи, постинги. Восприятие в чистом виде. Импровизация. 

- Тебе интересно жить?

- Никогда ничего не заканчивается. Благодаря Кастанеде, я сформулировала жизненный принцип  - контролируемая глупость. Это то, как я чувствую жизнь – «человек знания живет действием, а не мыслью о действии. Он выбирает путь сердца и следует по этому пути. Когда он смотрит, он радуется и смеется; когда он видит, он знает. Он знает, что жизнь его закончится очень скоро: он знает, что он, как любой другой, не идет никуда: и он знает, что все равнозначно. У него нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить.»(с) Карлос Кастанеда, «Возвращение в Икстлан».

Когда мне было лет 17-18 лет, мне сделали самый забавный и удивительный комплимент. Как-то меня вызвался проводить какой-то студент, классический ботан, я долго отбивалась, отказывалась, отбрыкивалась, потом сдалась. Он шел за мной, бубнил, бубнил и вдруг выдал восхищенно: «Вам кто-нибудь говорил, что у вас потрясающие глаза? У вас глаза  - Сталина!». С тех пор, когда возникают проблемы, мысленно настраиваю себя на диктаторский лад. 

- Что тебе нужно сейчас? Чего хочешь достичь???

- Мне нужна книга. Последняя – легкое, развлекательное чтиво. Теперь мне нужна серьезная работа над большой, монументальной вещью. Ооооочень большого объема с большим количеством персонажей. 

Я уже знаю, как это будет! Будет странное состояние: вне пространства и времени, когда есть только музыка, джаз, классика.  Главное, что бы не было понятных слов! Я плохо понимаю португальский – ну, вот, и с плейлистом определились. Почему музыка? Мне нужен ритм. Когда мои тексты раскладывают по полочкам филологи, они «слышат» ритм, под мои тексты можно танцевать. Словно большие верлибры. 

Будет вдохновение, если буду счастливой и немножечко влюбленной, поймаю попутный ветер, подниму паруса и вперед. 

- А по другим темам? Пиар, Маркетинг?

- Есть задумки, это будет связано с работой с людьми пишущими. Я хочу систематизировать хаотичные процессы и облечь их в четкую форму. 

- А когда тебе плохо, Ната?

-  Я абсолютный экстраверт. Когда мне плохо, то меня остановить невозможно. Меня уносит, и энергии прибавляется. Когда мне плохо я танцую, пляшу... даже без грамма алкоголя. Мне необходимо нырять в толпу, общаться с людьми. Я с гриппом не так давно настрадалась, никак не могла высидеть дома, бездействие губительно, заявилась в спорт зал, в повязке, конечно, чтоб никого не заразить, и кашляя, как коклюшная... меня выгнали домой.

- Ты феминистка? 

- Я не люблю феминисток. Я цветы люблю, подарки, люблю, когда мне дверь открывают, платят за меня в кафе. Я женщина, меня это нисколечко не оскорбляет и не унижает.

- Да, Ната! В тебе кипит вулкан страстей! Ты еще всем покажешь! 


Другие интервью

Рамин Мусаев: я живу одним днем!

18 апреля, 2016

Интервью с Джеммой Искендер

11 апреля, 2016

Кофе со сливками: художник по костюмам в кино Ирина Гергель

31 декабря, 2014

Ресторан «Ristorante italiano "da Massimo"»

Добавить комментарий

Имя

Электронная почта

Комментарий